Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
04:24 

Джону Китсу, со всем возможным уважением и приличествующей случаю радостью:

Средь нас, кто вдруг решил молиться,
нет-нет- - и тенью проплывёт
меняющий слова и лица,
смеющийся один раз в год.

Шаги его всегда неспешны,
а плоть живая - нежива;
прикосновенья дивно нежны,
и речи сладостны слова.

Но он уйдёт, как всё проходит,
исчезнет эхо, сгинет сон...
И мы, под гром и звон мелодий
услышим: "Пал Гиперион!"

04:17 

Я не сплю.
Моё имя - вы знаете, где оно.
Я - весло на пустой ладье.
Пусть вокруг всё слезами засеяно,
я не сплю - просто я во тьме.

Пыль страниц...
Перевёртыши строк украденных.
Сон - что явь, только оглянись.
Гложут мозг, оставляя ссадины,
переулки безглазых лиц.

Вот он - я!
Обалдевший и где-то кинутый.
Позови - не откликнусь, нет.
Наслаждающийся картинами
пересыпанных тальком лет.

Оглянусь - и пойду тихонечко,
побреду себе наобум.
Возле сна нарисую - точка.
Морда-морзе, жизнь - белый шум.

Аста лэва, синьор из провинции!
Брось мне это - то, что я есть.
Наслаждаясь, засуну спицу
прямо внутрь, в мой спрятанный крест.

Я не сплю, попрощаться не хочется,
да и не получилось бы.
Не-прочитанные не-пророчества
платят за пузырёк мечты.

03:53 

Мы красивые и утончённые,
и у каждого - собственный взгляд.
Мы едим балыки золочёные,
но нам это не нравится, брат.

Не кривись - не такие мы гордые,
наши чувства с твоими сродни:
как и ты, ощерёнными мордами
пожираем мы ночи и дни.

Как же так - обогретые, сытые,
и довольные жизнью вполне -
купола называют корытами,
и планируют выжить в войне...

Сколько раз пропадали мы без вести,
заставляя сердца умирать!
В это время средь грязи и мерзости
продолжали котята мечтать.

А на нашем излюбленном кладбище
над могилками пляшут огни.
И цветочки на холмиках плачуще
лепестки все роняют свои.

03:42 

котэ

Каждый рыжий котёнок способен
хвост вылизывать свой языком.
Кот жесток, но пушист и незлобен,
так и нужно - он вырос котом.
Кот неровный, он дёргает шерстью,
а сквозь уши чуть виден свет.
Кот - приверженец власти и лести,
он теплом моим сыт и согрет.

03:36 

1101

Мы продолжаем жить в ритме танца
тысяча ста и одной луны.
Мы продолжаем пить и смеяться -
наши сердца слезами полны.

В тысяча сто одном лунокруге
в пыль разотрутся ветер и дождь.
Мы продолжаем войну Кали-юги.
Взгляды-гранаты, от них - только дрожь.

Танцы паяцев в тыща сто первый
раз пробуждают детей ото сна;
медленно-злая, холодная скверна
стынет - монетой восходит луна.

Что за невиданный герб ей положен?
Чьё королевство чеканит такой?
Кем и когда диск серебряный брошен
в небо - и как он был назван луной?

Смейся же, шут! Хохочи оголтело!
Это безумие - всё от луны.
Все мы, лунатики, сном жёлто-белым
тысяча сто один раз пленены.

03:21 

нокдаун

В моих ушах звучит прибой,
волна грохочет за волной,
и на губах - вкус соли.
Но это не вода, а кровь;
на этот раз мне в глаз, не в бровь
попала вспышка боли.

03:09 

Мне не спрятаться, не скрыться
от улыбок и проклятий -
пёс в меня голодный впился
человеческих понятий.
Он напрягся и озлился,
ненавидя безразличных:
тех, кто не погиб, не спился,
не дрожит - всех необычных.
Он, меня сожрать готовый,
воет, опаляя взглядом.
Кровь мою он вновь и снова
отравляет горьким ядом.
Раны когтем разрывает,
воплощенье злого рвенья;
глупый, до сих пор не знает -
в боли жизнь и наслажденье.
Я в нём вижу пса - и только,
пусть и бешеного, злого.
Но усталого, больного,
хромоногого, слепого.

02:58 

Глотки и лица вопят,
надрываясь, без слов и без сил.
Те, кто ночами не спят,
те, кого мир сожрал и убил.
Мёртвые плачут - да слышно ли вам,
что они, невзирая на холод и боль,
продолжают себя разрывать пополам
этим криком своим, этим воем?!
Но нет, вы предпочтёте глотать алкоголь.
Даже зная, что полностью не удержать,
и не вырвать совсем, не заставить молчать -
в одиночестве нет больше толку.
Слишком холодно, слишком страшно кричать без умолку,
без надежды, что где-то на этой волне
тоже кто-то не спит, тоже мёртвый вполне...

02:50 

Там, где мы

Там где-то, вдали, за краем земли
лохматое солнце резвится.
Катаясь, как пёс, в горячей пыли,
лучей растопырив спицы.

Над ним - океан; в граните ваян,
и на волнах - коркою - пена.
Коснись - и цветком бело-розовых ран
растает твердь - тихо, мгновенно.

И нет уже сна, и в пепле страна
грёз сумеречных и жестоких.
Но ты просыпаешся: вот же она -
всё ждёт, всё зовёт одиноких.

00:59 

Дочко и я

А это мы с дочкой знакомимся с фотоаппаратом:

00:26 

опа-опа не спать

ФФФу. заснул и проснулся вот от чего:

демон-стражник меня девять раз целовал -
в плечи, локти, колени, ступни и чело.
Отстранился, ощерился и приказал
тем, кто сзади подкрался: "Берите его!"

Лунно-сребряный цвет вниз потёк по плечам -
узнаваемо-тёплый, нездешне-живой.
На колени упав, я в экстазе кричал,
вспомнив, кто я, откуда, и кто был со мной.

22:53 

тартрат диэтиламида метализергиновой кислоты

Выжми толику таланта
из чела комедианта,
выжми красоту из франта,
как из спелых ягод — сок.
Для тебя ведь цель — команда,
как императив для Канта...
Ты заплакала? Твой Санта
слишком для меня жесток.

Адамантовые кости,
30 тонн хрустальной злости,
плоть — как тело на погосте,
голос режет, будто нож.
На дрянном бесплатном хосте
перекинут в сказку мостик -
грезы раздвигая тростью,
забавляется Гаврош.

Джинсы — синие, в обтяжку;
плечи обтянул рубашкой,
сунул в зубы «промокашку» -
прыг за руль, и был таков.
Что пригрезится в дороге -
люди, демоны иль боги?
Хижины или чертоги -
давним эхом детских снов?

Словно острая альфанга,
конница врубилась с фланга.
Сладкозвучней песни чанга
звон пирующих клинков.
И неважно — небыль, быль ли,
если нас не позабыли.
На последней нашей миле
бой для нас — и стол, и кров.

22:42 

31 августа 1941 года около 17:00 Цветаева добровольно ушла из жизни.

Грустна немного, чуточку растеряна,
молвой изустной заново осмеяна,
осталась ждать.
Пускай шумят и мечутся пророчества -
забуду все и вычищу все дочиста.
Сегодня. В пять.

Светлая память.

22:23 

Аукцыон

Слишком древний, слишком скифский, слишком бронзовый браслет.
Слышал он немало песен, помнит он немало бед.
Слишком редкий, и единой он монетки не сыскал;
слишком древний, слишком скифский - про него никто не знал.

07:31 

Гм...

Ну это реально что-то непонятное... Запись №1 то отображается, то нет.


11:35 

Diary hi

Доброго времени суток, Дайри.
Зачем ты мне - вопрос даже не философский, а просто с недосыпу зарегистрировался.
Вот зачем я тебе - над этим стоит поразмыслить.
Адью.

Сегодня здесь а завтра там

главная